Полезное чтиво

kolian

Местный житель
В общем просмотрел весь форум, но так и не нашёл подобной темы. Предлагаю тут выкладывать книги, которые как вы считаете помогают в практике. Из моих любимых:

1) Лао-цзюнь. "Рассуждение о ста заболеваниях". Небольшой трактат, в котором представлены 100 неправильных действий/поступков и то, как их исправить.

2) Гампопа. "Драгоценные четки Высшего Пути". Небольшой сборник лаконичных, но точных наставлений. По форме похоже на предыдущее произведение, но более нацелено на духовную практику.

3) Тируваллувар. "Тирукурал". Целостное произведение, в котором мудрец делится своими знаниями о жизни. Книга разделена на 3 основных подраздела: Праведность, Любовь, Мудрость.

4) Свами Рама. "Жизнь среди гималайских йогов". Книга представляет собой рассказ духовного практика, который жил со своим учителем в пещере в Гималаях. Так сложилось, что учитель его очень часто отправлял к другим учителям высокого уровня, с которыми автор жил какое-то время, общался. Вот этим опытом он и поделился.

PS: Дао Дэ Цзин не упоминаю, так как о нём и так всем известно.
 
Последнее изменение:

Тупчиенко-Кадырова Люция

Активный деятель
Инструктор
Мне вообще скучно читать книги. Вроде заинтересуюсь, начинаю, а потом не возвращаюсь. В свое время перечитала Агни йогу Рерихов, письма Елены Рерих, другие её записи. Видно, наполнилась -теперь перерабатываю. Конечно, интересно читать "книгу своей жизни", т.е. осмысливать события, а главное причины. Вообще-то я больше писатель, чем читатель. НО. интересно слушать Сюй Минтана: ретриты, семинары и т.д. и ПРАКТИКА.
 

Осьминог

Активный деятель
Не уверен, что можно публиковать здесь этот текст, писался он не мной и не для этой аудитории, но метод, который в нем описывает Супер Олег кажется мне ценным, было бы жалко, если бы он канул в лету...

"2012 г.
По-скольку эта тревожная тема периодически всплывает, внесу и я свою лепту. Итак, что же такое почитать? В мире много хороших и интересных книжек. Но я коснусь "настольных" книжек практикующих, которые сам читал и рекомендую. Разумеется обращу ваше внимание и на способ чтения таких книжек, а также их усваивание.На первой стадии вхождения в традицию (а здесь я об китайском мистицизме), хороша вся мифология. Китайские кинЫ с полетами даосов над крышами, рассказы любых мастеров, об своих духовных опытах, внетелесных переживаниях и бла, бла, бла...Все так или иначе переживают эту инфальтийную стадию душевного развития. Даже воинствующие атеисты в какой-то момент становятся дурачками и верят, что так оно все и есть.И не важно как оно есть на самом деле. Оно временно так, как мы с этим согласились. Эта очень комфортная для практики (новичка) стадия, когда Ум создает "комфортные" условия для того, чтобы вменяемый человек херову тучу времени тратил на непонятно что ))). Тут все идет в топку, и Монро, и Кастанеда. Это Ум так дорисовывает "новую" картину мира. Теперь мы часть этого мира и сидеть часами, разглядывая новое пространство - это значит следовать Дао ).Желательно в этой стадии не задерживаться конечно. Ведь нам следует что-то взрастить. Нечто очень важное. Для этого нужны две вещи. Только две:


1) Учитель, который уже раскрыл в себе высокий потенциал

2) Ваши личные усилия, настойчивость, вера, отвага и как справедливо заметил Виталик Юр (кстати пропал куда-то) - бесстрашие йога.В качестве опциона неплохо бы заручится "хорошей" для духовного развития кармой (она не лишняя)), и всякими атрибутами, которые пока Ум неспокоен, помогают настроиться и вернуть его в известное русло. Книги из этой серии. Мифология в частности. 1-4 ступень, Ван Липин и прочие - хорошо справляются с задачей, пока они интересны.Однако есть книги, которые подобны Учителям. Они написаны бессмертными, а потому это не просто книги. Они как Учитель.И подобно тому, как Учитель говорит и мы не все понимаем, но делаем, - так и такие книги безусловно не требуют понимания при прочтении. Понимание будет распускаться как цветок автоматически, пока вы его поливаете своей Тишиной.Как рекомендуется читать такие книги?

Торопиться не надо ни разу. Такие книги сотканы из первообразов. Они как источник первознаний. Чтение таких книг подобно таблетке. Вы ее проглатываете и не важно, что вы о ней понимаете. Но она начинает работать. Читайте по главе или странице в день. Спокойно. Потом погружайтесь в практику и позволяете Уму развернуть перед вами картины прочитанного. Относитесь к этому так. Программа загружена и она есть, и будет работать, пока мы не препятствуем ей. Что есть это программа? Если хотите - это карта. Теперь у вас есть карта местности, где проложен маршрут в то место, ради которого вы думаете вы все это начали )). Вы автоматически следуете маршруту, пока "идете, не зная куда..." или как говорят: не налево, не направо и не прямо, а "куда глаза глядят...". Кажется правильно, кажется нет. Внутренняя радость, желание завернуть найденные по дороге артефакты в тряпочку и спрятать за пазухой - хорошие индикаторы. Идем тихо, внимание не привлекаем )Далее. Подобно тому как мы жаждем быть рядом с Учителем, так и присутствие этой книги рядом в практике или сне сулит нечто полезное. Например можно взять такую книгу, посмотреть на его тексты, полистать и сесть заниматься. Так можно вскоре услышать Гром или Рев Небес, который вырвется из Тишины наружу. Это неизбежно, поскольку когда Инь достигает максимума, Ян - вырывается наружу).Тут обращу внимание еще на одно обстоятельство. Присутствие рядом с Учителем, что это значит? Многие например полагают, что приехав в место, где Учитель регулярно бродит, все наладится и практика пойдет автоматически. Учитель посмотрит, он поправит и бла, бла, бла )))Какая глупость. Иногда, чтобы приблизиться к Учителю и обратить на себя его внимание, нужно убежать от него подальше). Сон рядом с Учителем, кто может себе позволить такое? Ключ в слове - внимание. Когда он оказывается рядом в первый раз - мы 500% внимания. Каждая его неловкость - магическое действие. Пока есть внимание - есть развитие. Так и с книгами. Можно обложиться стопками книг и толку не будет никакого. И может быть всего одна (как Учитель), но все внимание будет там. Пока не понимаем, что это, но идем, куда глаза глядят, туда, не знаю куда.Все выше, разумеется я не отношу к себе. Т.е. когда я обращался к вам, я и к себе обращался). Но я осознал свои ошибки и теперь внимательно читаю одну из таких книжек )Все выше, был рекламный проспект. А теперь перечень книг. Пишу, что сам читал. 1) Чжан Бодуань "Главы о прозрении истины"2) "Чжун-Люй чжуань дао-цзи" - Учение о Дао в изложении Чжунли и Люя Понимание как я уже сказал, вообще не важно. Опять так много получилось."
 

Сибиряк

Активный деятель
Марианна Каплан, автор актуальной на все времена книги «Ловушки просветления», получившей 7 национальных премий в США («Лучшая книга о духовности в 2010 г.»), напоминает читателю, что всякое духовное пробуждение начинается, прежде всего с серьезной работы над собой (преодоления неврозов, блоков, механизмов самозащиты, страхов, самодовольства, ограниченности, самообмана) и имеет в своей основе глубокую психологическую трансформацию.
Карлос Кастанеда
Будда, мозг и нейрофизиология счастья-Ринпоче Мингьюр
Геопсихология в шаманизме, физике и даосизме-Минделл Арнольд
Пробуждение: преодоление препятствий к реализации возможностей человека-Чарльз Т. Тарт
 

Dazi

Редкий гость
Сиддха-сиддханта паддхати и другие тексты натха-йогинов.
Победа Горокхо.
Йога Сидха Боганатара.
Davis, Wade The Serpent and the Rainbow (1985), Passage of Darkness (1988) и пр. :)
 

Осьминог

Активный деятель

Читаю эту книгу с большим удовольствием, помимо основного текста интересны также сноски и пояснения, спасибо Л.И.Головачевой за новый перевод этих бессмертных трактатов, а Институту востоковедения РАН за помощь в подготовке материала.

Два трактата Бессмертных Чжун-ли Цюаня и Люй Дун-биня об алхимическом Дао

Перевод Л.И. Головачёвой (1937–2011) основан на изданной в 2004 г. книге Шэнь Чжи-гана, ученика Хранителя традиций даосской школы Полноты Истинности в XVIII поколении Мастера Ван Ли-пина. Тексты трактатов дополнены введением, резюмирующими комментариями и примечаниями Шэнь Чжи-гана, предисловием и примечаниями переводчика и редакции, иероглифическим текстом и словарём даосских терминов. Книга предназначена для учёных-даологов, для практикующих «совершенствование в Истинности», а также всех интересующихся даосизмом и искусством «пестования жизни».
 
Последнее изменение:

Осьминог

Активный деятель
Есть тайна тишины. Есть тишь великой тайны.
Пока не замолчишь, не отворится вход
Во внутренний покой –
в тот мир необычайный,
Который вечно есть, который не пройдёт.

Есть тайна тишины. Замри с благоговеньем –
Откроется тебе такая глубина,
Что всё, что прежде знал, покажется лишь тенью,
Лишь путанной игрой обманчивого сна.
Знакомый мир пришёл сейчас к своей границе,
И вот перед тобой – таинственная тишь.
Ты не войдёшь в неё, но плавно отворится
Дверь сердца твоего, и ты её вместишь.

Зинаида Миркина
 

NSQ

Активный деятель
Для меня самые значимые книги Алисы Бейли. Я их все прочитала в 93-96 годах. Там даётся физика и философия космических масштабов! Очень подробно описан процесс зарождения и смерти человека, планеты, вселенной. Правда, там специфические термины. И нет практики.
Но цигун был моей первой любовью, и я вернулась в цигун. Я думала, что это разные школы.
Несколько лет назад в большом дереве я поняла, что это одна школа, классы разные. Теперь с удовольствием снова читаю Бейли.
Гуманитары не смогут читать эти книги. Я их называю учебником по высшей физике Космоса.
 

Осьминог

Активный деятель
Небольшой фрагмент из "Писем по кругу" Германа Гессе, описание побега из реальности посредством китайской магии, читал эту книгу в глубокой юности, но так и не смог забыть о волшебном поезде)

(...)
С тех пор я бросил означенные труды и теперь уже всецело посвятил себя практической магии. Пусть моя мечта о творчестве оказалась бредом, пусть я не могу создать ни "Золотого горшка", ни "Волшебной флейты", что ж, я все-таки родился волшебником. Я достаточно продвинулся по восточному пути Лао-цзы и "И цзина" *, чтобы ясно распознать случайный, а потому податливый характер так называемой действительности. Теперь, стало быть, я приспосабливал эту действительность средствами магии к моему норову, и я должен сознаться, что получил от этого немало удовольствия. Мне приходится, однако, сделать еще одно признание: я не всегда ограничивал себя пределами того сладостного сада, который зовется белой магией, нет, живой огонек время от времени манил меня и на черную ее сторону.

В возрасте старше семидесяти лет, когда два университета только что удостоили меня почетной докторской степени, я был привлечен к суду за совращение некоей молодой девицы при помощи колдовства. В тюрьме я испросил разрешения заниматься живописью. Оно было мне предоставлено. Друзья принесли мне краски и мольберт, и я написал на стене моей камеры маленький пейзаж. Еще раз, стало быть, вернулся я к искусству, и все разочарования, которые я уже испытал на пути художника, нимало не могли помешать мне еще раз испить этот прекраснейший из кубков, еще раз, словно играющее дитя, выстроить перед собой малый и милый мир игры, насыщая этим свое сердце, еще раз отбросить прочь всяческую мудрость и отвлеченность, чтобы отыскивать первозданное веселье зачатий. Итак, я снова писал, снова смешивал краски и окунал кисти, еще раз с восторгом искушал это неисчерпаемое волшебство - звонкое и бодрое звучание киновари, полновесное и чистое звучание желтой краски, глубокое и умиляющее пение синей и всю музыку их смешений, вплоть до самого далекого и бледного пепельного цвета. Блаженно и ребячливо играл я в сотворение мира и таким образом написал, как сказано, пейзаж на стене камеры. Пейзаж этот содержал почти все, что нравилось мне в жизни, - реки и горы, море и облака, крестьян, занятых сбором урожая, и еще множество чудесных вещей, которыми я услаждался. Но в самой середине пейзажа двигался совсем маленький поезд. Он ехал к горе и уже входил головой в гору, как червяк в яблоко, паровоз уже въехал в маленький тоннель, из темного и круглого входа в который клубами вырывался дым.

Никогда еще игра не восхищала меня так, как на этот раз. Я позабыл за этим возвратом к искусству не только то обстоятельство, что я был под арестом, под судом и едва ли мог надеяться окончить свою жизнь вне исправительного заведения, - мало того, я часто забывал упражняться в магии, находя самого себя достаточно сильным волшебником, когда под моей тонкой кистью возникало какое-нибудь крохотное деревце, какое-нибудь маленькое светлое облачко.

Между тем так называемая действительность, с которой я на деле окончательно порвал, прилагала все усилия, чтобы глумиться над моей мечтой и разрушать ее снова и снова. Почти каждый день меня забирали, препровождали под стражей в чрезвычайно несимпатичные апартаменты, где посреди множества бумаг восседали несимпатичные люди, которые допрашивали меня, не желали мне верить, старались меня ошарашить, обращались со мной то как с трехлетним ребенком, то как с отпетым преступником. Нет нужды побывать под судом, чтобы свести знакомство с этим поразительным и поистине инфернальным миром канцелярий, справок и протоколов. Из всех преисподних, которые человек странным образом обречен для себя создавать, эта всегда представлялась мне наиболее зловещей. Пожелай только сменить местожительство или вступить в брак, возымей нужду в визе или паспорте - и ты уже ввержен в эту преисподнюю, ты принужден проводить безрадостные часы в безвоздушном пространстве этого бумажного мира, тебя допрашивают и обдают презрением скучающие и все-таки торопливые унылые люди, твои простейшие и правдивейшие заверения не встречают ничего, кроме недоверия, с тобой обращаются то как со школьником, то как с преступником. Что тут говорить, это всякий знает по собственному опыту. Давно уже я задохнулся бы и окоченел в этом бумажном аду, если бы мои краски не дарили мне снова и снова утешения и удовольствия, если бы моя картина, мой чудесный маленький пейзаж не возвращал мне воздух и жизнь.

Перед этим пейзажем стоял я однажды в моем узилище, как вдруг снова прибежали тюремщики со своими докучными понуканиями и вознамерились оторвать меня от моей блаженной работы. Тогда я ощутил усталость и нечто вроде омерзения от всей этой маеты и вообще от этой грубой и бессмысленной действительности. Мне показалось, что теперь самое время положить мукам конец. Если мне не дано без помехи играть в мои невинные художнические игры - что же, мне оставалось припомнить занятия более существенные, которым я посвятил не один год моей жизни. Без магии не было сил выносить этот мир.

Я вспомнил китайский рецепт, постоял минуту, задержав дыхание, и отрешился от безумия действительности. Затем я обратил к тюремщикам учтивую просьбу, не будут ли они так любезны подождать еще мгновение, потому что мне надо войти в поезд на моей картине и привести там кое-что в порядок. Они засмеялись, как обычно, ибо считали меня душевнобольным.

Тогда я уменьшил мои размеры и вошел внутрь моей картины, поднялся в маленький вагон и въехал вместе с маленьким вагоном в черный маленький тоннель. Некоторое время еще можно было видеть, как из круглого отверстия клубами выходил дым, затем дым отлетел и улетучился, вместе с ним - вся картина, а вместе с ней - и я.

Тюремщики застыли в чрезвычайном замешательстве.
 
Последнее изменение:

Осьминог

Активный деятель
Прекрасная история от начала до самого конца.

Один старик зарабатывал на жизнь тем, что открывал маленький переносной чайный домик в живописных окрестностях Киото - древней императорской столице Японии.

Весной он выискивал места, где цветы более всего радовали глаз, а осенью останавливался там, где цвет увядающей листвы был неописуем; туда он приносил чайную утварь, ставил сиденья и, наслаждаясь видами природы, ждал путешественников.

Столичные любители прекрасного пребывали в восхищении и любили приходить к нему, где бы он ни открывал свой чайный домик Вскоре о старом торговце чаем проведала вся столица.

Но немногие знали, что старик на самом деле был дзэнским наставником. Он начал изучать дзэн с детства и посещал буддийских учителей по всей стране. Он все время путешествовал и не имел ничего, полностью отдаваясь постижению учения Будды.

Пробудившись, он неустанно учился и занимался самосовершенствованием, дабы, преждевременно возложив на себя бремя наставничества, не отклониться от пути, ведущего к полному пробуждению.

После долгих странствий наставник вернулся в родные края, чтобы помогать своему первому дзэнскому учителю. Когда учитель умер, наставник выбрал одного из своих учеников и назначил его настоятелем.

После чего он исчез из общины и направился в Киото, навсегда оставив карьеру священнослужителя. В то время он говорил: "Насколько правильна жизнь человека, зависит от его сознания, а не от внешних проявлений. Я не желаю пользоваться теми преимуществами, которые дает одеяние монаха, и жить на подаяния других людей".

Так он начал продавать чай, чтобы заработать себе на жизнь. Он часто с улыбкой говорил людям: "Я беден и не могут позволить себе есть мясо; я стар и не смогу доставить удовольствие жене. Жизнь торговца чаем как раз по мне".

В конце концов наставник сжег всю чайную утварь и удалился. Он умер в затворничестве в 1763 году в возрасте 89 лет.

Когда наставник открывал свой чайный домик, он вывешивал такую надпись: "Чай стоит столько, сколько вы можете дать, от ста унций золота до самой мелкой монетки. Если хотите, можете даже пить его бесплатно; лучшей сделки я вам предложить не могу".

Перед тем как сжечь чайную утварь и отправиться в уединение, наставник обратился к корзине, в которой она лежала, с такими словами: "Я всегда был одиноким и бедным, у меня не было ни клочка земли, ни мотыги. Ты помогала мне многие годы, сопровождая меня к горам весной и к рекам осенью, когда я продавал чай под соснами и в тени бамбуковых рощ. Поэтому у меня хватало денег на еду, благодаря чему я прожил свыше восьмидесяти лет.

Но сейчас я стал настолько стар, что у меня более нет сил прибегать к твоей помощи. Спрятав свое тело на Северной звезде, я вот-вот закончу свои дни. Дабы в будущем тебя не осквернили грязные руки, я вознаграждаю тебя чудом огня: перевоплотись в объятии пламени.

Как можно выразить это перевоплощение?

Очищая вечность, пламя поглощает все, но зеленые горы, как прежде, вздымаются к белым облакам. Теперь я предаю тебя духу огня".

[Старый торговец чаем]
 
Сверху